Category: отзывы

Category was added automatically. Read all entries about "отзывы".

Дрозд

Петиция в поддержку доски А. В. Колчаку



24 января суд в Петербурге признал незаконной установку мемориальной доски Александру Васильевичу Колчаку, ссылаясь на решение от 1999 года, согласно которому адмирал не подлежит реабилитации. Просим всех, кому небезразлично увековечивание памяти одного из вождей Белого движения и всех борцов с коммунистическим режимом, подписать и максимально распространить петицию в поддержку доски.

Подробнее
Дрозд

К. М. Александров. К истории одной дискуссии.

Из архива редакции журнала «Новый Часовой».
Письмо от 16 мая 1946 года
генерал-лейтенанта Антона Ивановича Деникина – начальнику РОВС генерал-лейтенанту
Алексею Петровичу Архангельскому

Документ из фондов Бахметьевского архива
Колумбийского университета в США.
Впервые опубликован целиком:
Новый Часовой (Санкт-Петербург). 2006. № 17-18.
Collapse )
Дрозд

Из Быхова на Дон

По одному или по два, в костюмах шофёров, солдат и офицеров ехали на Дон из Быхова «Быховские пленники» — генералы Корнилова.

Генерал Марков ехал вместе с генералом Романовским. Романовский – в форме прапорщика, а Сергей Леонидович Марков был его денщиком.

Генерал-денщик озаботился подбором подходящего костюма и очень искусно играл роль офицерского «личарды»-денщика.

Так же искусно боевой генерал Романовский исполнял роль прапорщика.

Но на одной из станций, когда генерал Романовский присел к табльдоту, чтобы выпить чаю, около него выросла фигура офицера-корниловца Гогосова.

 — Здравия желаю, ваше Превосходительство, — прапорщик зашипел на Гогосова.

 — Тише, тише, я еду инкогнито.

Гогосов сообщил Романовскому, что он едет на Дон с пакетом к генералу Каледину.

Дальше условились ехать вместе, а пока генерал Романовский предложил Гогосову присесть за его стол.

Едва Гогосов уселся, как перед столом предстал старательный денщик – типичный солдат из кашеварной команды с чайником в руке.

Гогосов подивился привязанности денщика-солдата к офицеру в наши дни и поощрительно похлопал по плечу солдата.

 — Молодец, Иван, служи и впредь так своему офицеру.

Улыбался во всё лицо денщик, улыбался прапорщик, а Гогосов был в восторге от денщика-генерала.

В наши-то дни…

Уселись вместе в вагон.

Только здесь Гогосов подметил странные отношения между генералом и его денщиком.

Стал всматриваться в денщика и, наконец, узнал в нем Маркова.

 — Ваше Превосходительство… Затопчите меня ногами… Как я осмелился…

Генерал Марков сквозь смех, душивший его, прикрикнул на Гогосова:

 — Тише, тише, не горланьте. Ведь вы нас выдадите.

Гогосов снова успокоился и в дальнейшем очень неохотно признавал в генерале Маркове денщика и всё время сбивался с тона.

А в душе, вероятно, клокотала злоба, что мать-родина возит боевых генералов под видом денщиков. 

В.К.

(Донская волна, Екатеринодар, 1918, № 3 от 24 июня)