Category: отзывы

Category was added automatically. Read all entries about "отзывы".

Дрозд

Петиция в поддержку доски А. В. Колчаку



24 января суд в Петербурге признал незаконной установку мемориальной доски Александру Васильевичу Колчаку, ссылаясь на решение от 1999 года, согласно которому адмирал не подлежит реабилитации. Просим всех, кому небезразлично увековечивание памяти одного из вождей Белого движения и всех борцов с коммунистическим режимом, подписать и максимально распространить петицию в поддержку доски.

Подробнее
Дрозд

Настоящая цена войны



Рецензия иерея Николая Савченко на книгу В. В. Литвиненко «Цена войны. Людские потери на советско-германском фронте» (М.: Вече, 2013. — 288 с.).

Подробнее
Дрозд

Венок на могилу корниловцев



«Полковник Левитов систематизировал и расположил собранные материалы в хронологическом порядке. В силу бесконечных инсинуаций и нападок на имя генерала от инфантерии Лавра Георгиевича Корнилова со стороны представителей правоконсервативных кругов эмиграции, включая лиц не участвовавших в Белом движении, Левитов уделил особое внимание роли генерала Корнилова в событиях марта 1917 года, в частности в награждении старшего унтер-офицера Т. И. Кирпичникова и в аресте Императрицы Александры Федоровны. По мнению Левитова, Кирпичников не имел отношения к убийству Л.-гв. штабс-капитана И. С. Лашкевича, а награждение Кирпичникова не было связано с его участием в Февральской революции. В связи с этим особый интерес вызывает свидетельство Левитова об отношении к Корнилову и корниловским офицерам Императрицы Марии Федоровны».

Кирилл Александров — о полковнике Михаиле Николаевиче Левитове и его труде.

Подробнее
Дрозд

Андрей Мартынов. Ненужный поход



Дневник Завадского не столь политически тенденциозен, как текст Ранцена. Сын эмигрантов, он жил в Бельгии и с началом войны записался в Валлонский легион (373-й батальон вермахта, в дальнейшем 28-я дивизия СС «Валлония»). Завадский надеялся, что начавшаяся агрессия Гитлера против Советского Союза является войной не против России, а только против большевизма. Поэтому и поступил в качестве зондерфюрера (переводчика) на службу бельгийских коллаборантов.

Рецензия на книгу: Завадский Р. Своя чужая война. Дневник русского офицера вермахта 1941–1942 гг. / Ред.-сост. О.И. Бэйда. — М.: Посев, 2014. — 232 с. — 1300 экз.

Напоминаем, что вы можете приобрести эту книгу в интернет-магазине «Белого Дела».

Подробнее
Дрозд

В поддержку мемориальной доски юнкерам. Отзывы



На почту центра «Белое Дело» приходят первые отзывы о поддержке установки мемориальной доски офицерам и юнкерам, защищавшим Москву и Кремль от большевиков.

Подробнее
Дрозд

Отзыв на роман Р. Н. Редлиха "Предатель"

Один из последних эпизодов в этом произведении Романа Николаевича Редлиха – сон главного героя. Да и весь роман, всё повествование воспринимается как сон. Кошмарный сон, конечно… Современному читателю уже сложно представить себе повседневные реалии, описанные в романе “Предатель”. Ведь для людей тоталитарной эпохи кошмар не заканчивался пробуждением, он был частью их жизни. Ругая время, в которое нам выпало жить, мы забываем, что еще совсем недавно многим нашим соотечественникам приходилось выживать в системе, которая предлагала человеку сделать беспощадный выбор между честью и жизнью. “Предатель” – не плод фантазии автора, по существу – это историческое произведение, ретроспективный фрагмент, пусть и с вымышленными героями. Роман “Предатель”, как и большая часть литературного наследия Русского Зарубежья, не утратил своей актуальности, он, как мне думается, не оставит читателя равнодушным, а, возможно, поможет глубже и сложнее взглянуть на собственную историю.

Николай Родин
Дрозд

Из Быхова на Дон

По одному или по два, в костюмах шофёров, солдат и офицеров ехали на Дон из Быхова «Быховские пленники» — генералы Корнилова.

Генерал Марков ехал вместе с генералом Романовским. Романовский – в форме прапорщика, а Сергей Леонидович Марков был его денщиком.

Генерал-денщик озаботился подбором подходящего костюма и очень искусно играл роль офицерского «личарды»-денщика.

Так же искусно боевой генерал Романовский исполнял роль прапорщика.

Но на одной из станций, когда генерал Романовский присел к табльдоту, чтобы выпить чаю, около него выросла фигура офицера-корниловца Гогосова.

 — Здравия желаю, ваше Превосходительство, — прапорщик зашипел на Гогосова.

 — Тише, тише, я еду инкогнито.

Гогосов сообщил Романовскому, что он едет на Дон с пакетом к генералу Каледину.

Дальше условились ехать вместе, а пока генерал Романовский предложил Гогосову присесть за его стол.

Едва Гогосов уселся, как перед столом предстал старательный денщик – типичный солдат из кашеварной команды с чайником в руке.

Гогосов подивился привязанности денщика-солдата к офицеру в наши дни и поощрительно похлопал по плечу солдата.

 — Молодец, Иван, служи и впредь так своему офицеру.

Улыбался во всё лицо денщик, улыбался прапорщик, а Гогосов был в восторге от денщика-генерала.

В наши-то дни…

Уселись вместе в вагон.

Только здесь Гогосов подметил странные отношения между генералом и его денщиком.

Стал всматриваться в денщика и, наконец, узнал в нем Маркова.

 — Ваше Превосходительство… Затопчите меня ногами… Как я осмелился…

Генерал Марков сквозь смех, душивший его, прикрикнул на Гогосова:

 — Тише, тише, не горланьте. Ведь вы нас выдадите.

Гогосов снова успокоился и в дальнейшем очень неохотно признавал в генерале Маркове денщика и всё время сбивался с тона.

А в душе, вероятно, клокотала злоба, что мать-родина возит боевых генералов под видом денщиков. 

В.К.

(Донская волна, Екатеринодар, 1918, № 3 от 24 июня)