Category: лытдыбр

Category was added automatically. Read all entries about "лытдыбр".

Дрозд

Петиция в поддержку доски А. В. Колчаку



24 января суд в Петербурге признал незаконной установку мемориальной доски Александру Васильевичу Колчаку, ссылаясь на решение от 1999 года, согласно которому адмирал не подлежит реабилитации. Просим всех, кому небезразлично увековечивание памяти одного из вождей Белого движения и всех борцов с коммунистическим режимом, подписать и максимально распространить петицию в поддержку доски.

Подробнее
Дрозд

Отрывки из дневника И. П. Мордвинова за 1915 год



До революции в городе Тихвине жил историк-археолог И. П. Мордвинов. В Центральном государственном историческом архиве Санкт-Петербурга сохранилась часть его дневников. Любопытны записи периода Великой войны, несмотря на обилие воспроизводимых слухов.

Подробнее
Дрозд

Фельдфебель «Батальона Смерти» 8-го стрелкового полка, лето 1917 г.

photo
10

Фельдфебель "Батальона Смерти" 8-го стрелкового полка, 4-й армии Юго-Западного фронта Русской Армии, лето 1917 года.

За основу работы над фигуркой я взял фото двух чинов "Батальона Смерти" 8-го стрелкового полка. На фото мне очень понравился бравый фельдфебель с челкой и усами, а также очень вольная трактовка размеров ударного угла на правом рукаве, установленного приказом номер 578 от 8-го июня 1917 года Генералом Брусиловым.

Collapse )
Дрозд

Умер военный художник Павел Рыженко

Заслуженный художник России, один из ведущих мастеров Студии военных художников имени Грекова Павел Рыженко скончался на 44-м году жизни. Об этом сообщает ИТАР-ТАСС со ссылкой на управление культуры Министерства обороны. О причинах смерти пока информации нет.</b>

«Это огромная, невосполнимая утрата для армейской культуры, всего художественного сообщества. Павел был не просто талантливым и активным человеком, он был во многом душой Студии военных художников, своего рода центром творческих, креативных идей. Его работоспособность вкупе с неравнодушием, активной гражданской позицией просто поражала», — сказал начальник управления Антон Губанков.

Павел Рыженко родился в 1970 году в Калуге. Учился в Российской академии живописи, ваяния и зодчества и в историко-религиозной мастерской профессора Ильи Глазунова. В 2007 году Рыженко начал работать в Студии военных художников имени Грекова, где стал одним из ведущих мастеров диорамно-панорамного искусства. В 2012 году ему было присвоено звание «Заслуженный художник Российской Федерации».

В последние годы Рыженко создал множество масштабных живописных произведений, посвященных Куликовской битве, Сергию Радонежскому, Первой мировой войне и эпохе Николая II. За годы работы в Студии им было создано шесть масштабных диорам. Последняя работа мастера — диорама «Стояние на Угре» — была подготовлена для Калужской Свято-Тихоновой пустыни, ее открытие планируется в сентябре 2014 года.
Collapse )
Дрозд

ГАЙТО ГАЗДАНОВ "НОЧНЫЕ ДОРОГИ"

attach

Другой, грузный человек лет пятидесяти, с которым я несколько раз
встречался на стоянках, сказал мне:
- Вот говорят: русские, русские. А я их жалею, понимаешь? Я тебе скажу,
почему. Такие, как наш брат, работают с детства. Я, например, начал, когда
мне было четырнадцать лет, и ты тоже, наверное. А русских я знаю. Ты их
видишь и смотришь на них, как на всех остальных, и не понимаешь, насколько
они несчастны. Они, брат, были адвокатами, докторами, офицерами, имели слуг
и все, что полагается богатым людям, и вот теперь они ездят на такси, как ты
или я. Это, брат, тяжело. Я думаю, что для этого надо иметь мужество. Я,
брат, знаю, что говорю.
И он рассказал мне, что его жена до войны служила горничной у какого-то
русского в Париже и что теперь он встретил этого же русского, который
работает шофером. "Вот это, милый мой, катастрофа!"
Collapse )
Дрозд

Торжественное празднование 75-летия Усольлага - одного из самых чудовищных большевистских лагерей

Статья нашего единомышленника, аспиранта Санкт-Петербургского Института Истории РАН Михаила Наконечного о смертности в Усольлаге.

Оригинал взят у corporatelie в К юбилею Усольского ИТЛ

Несколько дней назад в интернете по новостным ресурсам прошла относительно незамеченной, казалось бы, достаточно безобидная информация о празднике в управлении федеральной службы исполнения наказаний, со ссылкой на пресс-службу ГУ ФСИН РФ по Пермскому краю.



Советую всем френдам посмотреть ролик,- 2 минуты, зато накал психоделизма зашкаливает.

Процитирую.
"В Соликамском отделе ГУ ФСИН РФ по Пермскому краю отметили 75-летие Усольлага – одного из первых лагерей системы ГУЛАГ. Примечательно, с какой нежностью работники пресс-службы управления описывают работу лагеря, являвшегося частью явления, которое в современной общепринятой системе ценностей характеризуется негативно. "
<…>
 photo gulag_zps9618e49f.jpg


«В январе 1938 года в Усольском ИТЛ НКВД СССР были заложены традиции, которые имеют ценность и в нынешнее время. Это верность Родине, взаимовыручка, уважение к ветеранам. Усольлаг это тысячи километров дорог, сотни лесных поселков, более 60 тыс. сотрудников, рабочих и служащих, трудившихся на протяжении 75 лет, это школы, детсады, клубы. В какое лихолетье был образован Усольский ИТЛ, через сколько тяжких испытаний прошел! Какое мужество за это время проявили его руководители, аттестованный и вольнонаемный состав, чтобы учреждение встало на ноги и успешно решало производственные и социальные задачи», - поделился воспоминаниями заместитель председателя краевого совета ветеранов ГУФСИН России по Пермскому краю Сергей Ерофеев»»
, - говорится в пресс-релизе."(http://www.znak.com/perm/news/2013-01-30/1001736.html)

Местные пермские новости показали небольшой сюжет по краевому ТВ, посвященный этому событию:“Сегодня исполнилось 75-лет со дня основания со дня основания Усольского управления лесными исправительными учережденииям. В честь памятной даты, в бывшем управлении Усольлага, состоялось торжественное мероприятие. Наш корреспондент побывал на празднике.”. В сюжете очень празднично сообщают о том, что за время существования управления было обработано 100 млн. кубометров древесины. В конце двухминутного сюжета повествуется о том, что для гостей на юбилее Усольлага заиграла живая музыка,- была приглашена саксофонистка.

В определенной части блогосферы это вызвало диаметрально противоположные мнения, но  в постах как возмущающихся, так и в новостях фигурируют ошибочные цифры.

Предлагаю уважаемым читателям для независимого анализа краткий исторический обзор, архивные данные и статистические ряды, чтобы осмыслить этот, по меньшей мере, примечательный “юбилей” и восхититься в полной мере этим "праздником души и сердца."

В свете статистики и документов, заявления председателя совета ветеранов ГУФСИН, а также сюжет краевого ТВ заиграют новыми гранями.

Процитирую одну из самых фундаментальных монографий на тему, чтобы уяснить контекст появления лесных лагерей:
"С середины 1937 г. система мест заключения оказалась в новых условиях. Власть развязала массовый террор в самых жестоких формах. Достаточно отметить, что число расстрелянных увеличилось с 1118 в 1936 г. до 353 074 в 1937 г.( ГАРФ. Ф. 9414. Оп. 1. Д. 2740. Л.42.).
В места заключения хлынул невиданный поток. За 9 месяцев (с 1 июля 1937 г. по 1 апреля 1938 г.) число заключенных в ГУЛАГе увеличилось более чем на 800 000, превысив 2 миллиона единовременно сидящих.

Во второй половине 1937 г. и в 1938 г. для руководства страны важнейшей стала карательная функция мест заключения, куда теперь «сбрасывали» избежавших расстрела. Для самого же ГУЛАГа главными проблемами стали прием, размещение, организация охраны и создание хотя бы видимости трудового использования этого гигантского потока людей.(цит.по Система исправительно-трудовых лагерей в СССР. М., 1998)

Collapse )


Дрозд

Первая лекция историка К. М. Александрова о Гражданской войне. Часть вторая (1)

Стенограмма текста лекции знаменитого петербургского историка Кирилла Михайловича Александрова, посвященная Гражданской войне в России 1917-1922 гг., прочитанная в Санкт-Петербурге 5 января 2010 года.
Collapse )
Дрозд

ГАЙТО ГАЗДАНОВ "НОЧНЫЕ ДОРОГИ"

В период между 1920-30 годами в Париже был создан "Союз русских шоферов", надо отметить, что союз несколько раз менял своё название:

“Объединение русских шоферов и работников автомобильного дела”, “Всеобщий Союз Русских Шоферов”, “Объединение русских шоферов”

“Союз русских шоферов"

Членами союза были и военные, в том числе и галлиполийцы. В романе "Ночные дороги" Гайти Гадзанов, ушедший в Добровольческую Армию в 16 лет и прошедший вместе с ней весь путь до Галлиполи, рассказывает о жизни русских таксистов. Отрывок из романа предлагаем вашему вниманию.

ГАЙТО ГАЗДАНОВ

НОЧНЫЕ ДОРОГИ

 
 
Другой, грузный человек лет  пятидесяти,  с  которым  я  несколько  раз
встречался на стоянках, сказал мне:
     - Вот говорят: русские, русские. А я их жалею, понимаешь? Я тебе скажу,
почему. Такие, как наш брат, работают с детства. Я, например,  начал,  когда
мне было четырнадцать лет, и ты тоже, наверное. А  русских  я  знаю.  Ты  их
видишь и смотришь на них, как на всех остальных, и не  понимаешь,  насколько
они несчастны. Они, брат, были адвокатами, докторами, офицерами, имели  слуг
и все, что полагается богатым людям, и вот теперь они ездят на такси, как ты
или я. Это, брат, тяжело. Я думаю, что для этого  надо  иметь  мужество.  Я,
брат, знаю, что говорю.
     И он рассказал мне, что его жена до войны служила горничной у какого-то
русского в Париже и что  теперь  он  встретил  этого  же  русского,  который
работает шофером. "Вот это, милый мой, катастрофа!"
     И этому простому  и  великодушному  человеку  никогда  не  приходило  в
голову, что и он имел бы право жить не хуже, чем они, или, во всяком случае,
стремиться к этому. Но ни он, ни его товарищи  не  задумывались  над  такими
вопросами. Я нигде не имел возможности так близко видеть  резкую  социальную
разницу между людьми и, главное, такого полного примирения со своей участью,
я никак не мог к этому привыкнуть. Я чувствовал, что, проживи  я  здесь  еще
пятьдесят лет, это  ничего  не  изменит.  Я  помню,  какими  дикими  глазами
смотрели на  меня  клиенты,  когда  я  им  отвечал  нормальнейшим,  по  моим
представлениям, образом; из-за своей манеры разговаривать с ними я несколько
раз попадал в комиссариат, но, к счастью, все кончалось благополучно.
     Эти недоразумения, - которых у меня было множество, - начались с  того,
что один мой пассажир, ехавший на вокзал с двумя огромными чемоданами, -  он
был доктор по профессии, как это потом выяснилось,  -  заявил,  что  счетчик
показывает слишком много. Я ему ответил, что он ошибается  и  что  к  сумме,
которую показывает счетчик, надо прибавить  еще  два  франка,  по  одному  с
каждого чемодана. Он поднял скандал и стал кричать, что это воровство и  что
двух франков он  уж  во  всяком  случае  ни  при  каких  обстоятельствах  не
заплатит.
     - Это воровство! - кричал доктор. - Вы не получите ни одного сантима из
этих двух франков.
     - Хорошо, - сказал я, - вы хотите, чтобы я вам их подарил?  Я  даю  два
франка первому нищему, когда он просит у меня  милостыни.  Тем  более  я  не
вижу, почему я отказал бы вам в такой сумме. Но для этого  вы  должны  ее  у
меня попросить, как это делают нищие.
     Он смотрел на меня изумленными глазами  и,  наконец,  сказал,  что  тут
недоразумение, что он доктор - именно тогда я это узнал - и что я ничего  не
понимаю.
     -  Вы  доктор,  -  ответил  я,  -  но  у  вас  психология  нищего,  это
парадоксально, но это бывает.
     -  Нет,  нет,  -  сказал  он  растерянно,  заплатил  деньги   и   ушел,
оборачиваясь. Один из полицейских, присутствовавший при этом разговоре -  на
тот случай, если бы дело приняло скандальный оборот, - посмотрел на  меня  и
спросил:
     - Скажите, пожалуйста, вы случайно не сумасшедший?
     - Не думаю, - сказал я. - Во всяком случае меньше, чем мои клиенты.
     Потом был случай еще с одним человеком, у которого было пять  чемоданов
и которого я привез на авеню Виктора Гюго рано утром. Он вышел из автомобиля
и сказал мне так, точно это была естественнейшая вещь:
     - Отнесите теперь эти чемоданы на пятый этаж.
     Он даже не дал себе труда прибавить "пожалуйста" или "будьте добры",  и
в его голосе не было оттенка ни сомнения, ни просьбы.
     - Послушайте, голубчик, - сказал я, - он повернулся как ужаленный. -  Я
надеюсь, что у вас руки не парализованы?
     - Нет, почему?
     - Я просто не вижу, почему бы я вдруг  стал  носить  ваши  чемоданы  на
пятый или вообще на какой бы то  ни  было  этаж.  Если  бы  мне  нужно  было
переменить колесо, неужели вы думаете, что я обратился бы к вам  и  попросил
бы вас сделать это вместо меня? Нет, не правда ли?
     Он посмотрел на меня и потом спросил:
     - Вы иностранец?
     - Нет, - ответил я.
     И  всякий  раз,  когда  возникали  недоразумения   такого   рода,   все
улаживалось,  как  только  выяснялось,  что  я  русский;  а  это  узнавалось
немедленно,  мне  было  достаточно  передать   свои   бумаги   полицейскому.
Недоразумения эти  не  имели  последствий  потому,  что  я  не  совершал,  в
сущности, никакого  проступка  и  люди,  жаловавшиеся  на  меня  в  полицию,
действовали так, не для защиты своих интересов, а исключительно оттого,  что
были задеты их прочные взгляды на то, какими  должны  быть  отношения  между

разными категориями граждан.

Дрозд

(no subject)

 

 

Я пионеров хорошо знаю, — болтала девочка. 

Наш Васька там самый главный — он на барабане играет.

 У них и труба есть, — продолжала девочка. 

У них знаете как строго! Ругаться нельзя, на буферах кататься тоже нельзя.

Руки в карманах держать нельзя, девчонок бить  тоже нельзя.

А драться можно только со скаутами.

Только если драться, так галстуки снимать. В галстуке тоже нельзя.

 

А. Рыбаков «Кортик»

 

Юрий Борисович Мордвинкин

БЕЛОГВАРДЕЙЦЫ

 

ОРГАНИЗАЦИЯ РУССКИХ СКАУТ-РАЗВЕДЧИКОВ

 

Русские скауты имеют своё начало в 1909 году. Императору Николаю II прислали из Англии книгу основателя скаутизма, генерала Баден-Пауэлля, “Разведка для мальчиков”. Государь заинтересовался ею, и, по его желанию, она была переведена на русский язык и издана Генеральным Штабом под названием “Юный Разведчик”. Капитан 1-го Лейб-гвардии Стрелкового полка Олег Иванович Пантюхов, прочтя книгу, решил заниматься скаутизмом. 30-го апреля 1909 года Олег Иванович собрал небольшую группу мальчиков (около 10 человек) в Павловском парке, около Царского Села (ныне город Пушкин). Эта встреча и костёр положила начало движению юных разведчиков. О. И. Пантюхов был первым, применившим скаутские методы в России. Весной 1910 года штабс-капитан Г. А. Захарченко основал дружину юных разведчиков, а учитель латинского языка В. Г. Янчевецкий основал в Санкт-Патербурге легион юных разведчиков. В ноябре 1910 года во Владикавказе была организована рота юных разведчиков. Владикавказ стал четвёртым городом в России где были организованы юные разведчики.
О. И. Пантюхову удалось заинтересовать разведчеством небольшую группу, главным образом, военных, и совместными трудами их скаутская организация в России начала расти. В Киеве, 14 ноября 1915 года, доктор А. К. Анохин основал первый в России отряд разведчиц (гёрл-скаутов).
В тяжёлые годы Первой Мировой войны разведчики несли посильную помощь. Разведчики разгружали поезда с ранеными, заботились о раненых в госпиталях. Встречали и помогали беженцам из областей охваченных войной, собирали подарки солдатам и доставляли их на фронт, устраивали ёлки для бедных семейств, помогали в полевых работах, занимались посадкой лекарственных растений. В 1917 году в России имелось до 50 000 разведчиц и разведчиков в 143 городах.
Большевики, укрепившись у власти, решили ловким манёвром прибрать разведчество к рукам и воспользоваться его кадром руководителей. В 1918 году красными были основаны “Юки” (Юные коммунисты) или “ЮК-скауты”. Скаутам предлагалось продолжать работу, но в коммунистическом духе. Большинство руководителей от такой измены скаутским идеалам отказалось. Большевики начали скаутизм жестоко преследовать. В 1922 году были закрыты скаутские организации и заменены “пионерами” при комсомольской организации, скопировав скаутскую символику, но скауты не прекратили работу, ведя её подпольно - в виде спортивных, литературных и иных кружков. Начались обыски, аресты и расстрелы разведческих руководителей. Нелегальную разведческую работу возглавляет старший скаутмастер Борис Солоневич, заместитель О. И. Пантюхова. Он при советской власти служит инструктором спорта Черноморского военного флота, что даёт ему возможность ездить по разным городам и поддерживать связь между разведческими группами. Эту работу он описал в книге “Молодёжь и ГПУ”.
В 1926 году большевики наносят решительный удар скаутизму. Более 1 000 руководителей, руководительниц и старших членов арестовано, сослано в концлагеря или расстреляно. Солоневич сослан на Соловки.
За границей в 1920-1930-х годах скаутская работа велась в следующих странах: Греции, Болгарии, Югославии, Венгрии, Франции, Бельгии, Англии, Манчжурии, Китае, Бразилии, Финляндии, Эстонии, Латвии, Литве, Польше, Подкарпатской Руси (Чехословакия), Германии, Египте, Кипре, Турции и Тунисе.
Моя первая встреча с русскими скаут-разведчиками произошла в день Святого Георгия 6 мая 1938 года, в день когда наша семья праздновала мои именины. Мне было тогда десять лет и я учился в русской школе в городе Панчево, в Югославии. После обеда мы решили пойти на прогулку в Панчевачки Рит. Панчевачки Рит - плодородная равнина, расположенная между реками Дунаем и Тамишем.
Перейдя через мост на правый берег Тамиша, мы пошли по насыпи. Я часто ходил в эти места на рыбалку. Особенно было интересно, когда весной река заливала леса по правому берегу Дуная. Когда река входила в своё русло, оставались маленькие озёрца, в которых было много рыбы.
Проходя по насыпи мы увидели дым костра, а затем услышали русскую разговорную речь. Решили посмотреть кто там. Пройдя через кусты, мы увидели группу русской молодёжи, сидящей перед палаткой у костра. Они были в зелённой форме скаут-разведчиков с оранжевыми галстуками и трёхцветной русской ленточкой на левом плече. На костре варили кашу в подвешенном на треножнике маленьком котле. Это было звено “Коршун”.
Звено “Коршун” в Панчево было основано 4 марта 1938 года. Я поступил в это звено в мае 1938 года. Начальник Панчевского отряда был Борис Карамзин.
Почти каждую субботу мы выходили в поход с ночёвкой в соседние леса. Осенью, когда погода стала неподходящей к походам, мы делали звеньевые сборы на дому, где главным образом занимались подготовкой лагерного инвентаря. В те времена приходилось делать всё самому. С помощью наших мам, мы сшили звеновой оранжевый флажок с чёрным изображением коршуна. Также мы сделали палатку. Для этого был куплен белый материал, из которого шили для сербских солдат нижние рубашки. Когда отдельные части палатки были выкроены и сшиты, мы их пропитывали воском, разглаживая воск утюгом через тряпку. Таким образом палатка становилась непромокаемой. Также на звеньевых сборах проходили разряды, разучивали песни, вязали узлы.
В мае 1938 года я закончил четвёртый класс основной школы и был принят в Русской Кадетский Корпус, который находился в Белой Церкви, на границе с Румынией. В награду за окончание школы, папа купил мне скаутский пояс с бляхой на которой была изображена лилия, а также скаутский нож. Я пришёл в школу на последний день уроков с скаутским поясом. До сих пор помню как Лена Казакова, моя соседка по парте, с интересом рассматривала эту бляху!
В 1939 году я ездил в скаутский лагерь в Шуметлицу, которая находится в километрах десяти на север от города Нова Градишка в Хорватии. В лагере было человек пятьдесят, большинство из Белградского отряда. Спали мы в палатках, которые были сделаны таким же способом, который мы применяли на наших звеньевых сборах в Панчево. Здесь я встретил среди руководителей, большинство студентов, учившихся на факультетах Белградского университета, которые в последующие года стали организаторами русских скаут-разведчиков во всём мире. Среди них были Слава Пелипец, Борис Мартино, Малик Мулич, Олег Поляков.
В лагере мы проходили курсы, сдавали экзамены по разным специальностям. Я сдал специальность пловца, пройдя испытание в бассейне. Я должен был прыгнуть в воду в полной форме и раздеться в воде. Теоретические занятия по русской истории и географии, а также по истории разведчества, были утром, после смотра лагеря и продолжались до обеда. После обеда был “мёртвый час”, в течении которого мы отдыхали. После этого проходили разведческую практику, которая заключалась в вязании узлов, зажигания костров, употребляя только материалы, которые можно было найти в лесу. Также проходили сигнализацию флажками и хождение по лесу с компасом. После четырёх часов ходили на купание. После купания был ужин. На сладкое нам обыкновенно давали яблоко. Я всегда пытался найти яблоко с червяком. Если я червяка находил, то показывал его другим, после чего многие из них оставляли яблоки недоеденными, и я с большим аппетитом их доедал. Очевидно, так как я прожил несколько лет в деревне, червяки у меня не вызывали отвращения, которым страдали другие разведчики, жившие в городе.
По вечерам мы сидели у костра и разучивали русские песни и “точки”. “Точкой” называли короткие театральные представления на костре, которые мы обыкновенно придумывали там же у костра. Обыкновенно изображали с юмором одного из лагерников.
Иногда ночью делали “нападения” на соседний лагерь инородных скаутов, который находился от нас по другой стороне горы. Целью нападения было захватить приспущенный лагерный флаг с мачты, стоящей в центре лагеря. Так как я был один из самых младших в лагере, наш руководитель оставил меня в “секрете” на перекрёстке дорог, с целью оповестить их, если, случайно, кто ни будь будет идти в лагерь в этот поздний час. Сейчас я считаю, что это было только отговоркой, так как руководители не знали как я себя поведу во время “нападения”. Но я гордо сидел в кустах, не боясь быть в одиночестве ночью в лесу.
В 1940-ом году я поехал в лагерь, который устроила Белградская дружина в Овчар Бане. Лагеря разведчиков и разведчиц были разбиты у монастыря, куда мы ходили на службы и пели в хоре. Монахи любили приходить к нам на костёр, где их наш руководитель Малик Мулич пугал их изображая Гитлера, на которого он был очень похож когда делал свою причёску как у Гитлера. В этом лагере я окончил КДВ (Курс Для Вожаков). В этом лагере я впервые встретился со Славой Полчаниновым.
Во время лагеря мы ходили в поход в горы, где ночевали в большой пещере. До сих пор с удовольствием вспоминаю эту пещеру. Вечером мы разожгли костёр и наш руководитель провёл с нами беседу о России и почему мы должны ею жить. После беседы мы пели русские народные и разведческие песни. Как красиво они звучали в горах Сербии! После костра мы легли спать в спальных мешках, подложив сухую траву под спальные мешки. Проснулись рано утром и любовались горным пейзажем, который расстилался перед входом в пещеру. Я уверен, что этой пещерой позже пользовались сербские партизаны во время войны.
В 1941 году армии Германии и её союзников оккупировали Югославию и наша скаутская организация была запрещена. Несмотря на это мы продолжали встречаться и даже ходить в походы, правда не одевая разведческую форму.

 

Интенсивная работа скаут-разведчиков началась опять в лагерях беженцев (так называемых “ди-пи”) в Германии и Австрии после окончания Второй Мировой войны. Я оказался в Австрии, в лагере Парш, который находился на окраине города Зальцбурга. Первый лагерь был за “колючей проволокой” в бараках бывшего лагеря советских военнопленных. Первоначально русские разведчики были под покровительством австрийских скаутов, где одним из главных был “фельдмейстер” Алексей Стаховский, рождённый в Австрии. Его семья оказала большую помощь ОРЮР. При их помощи, русские в Зальцбурге получили в пользование храм св. Михаила, ордена иезуитов, на главной площади старого города. Ежегодно разведчиками устраивались колядки в лагерях и по квартирам. Почётный караул разведчиков стоял у плащаницы от выноса плащаницы в пятницу и до полунощницы в страстную субботу в лагерной церкви лагеря “Парш” и в церкви св. Михаила.
В мае 1948 года была торжественная встреча владыки митрополита Анастасия. Католический архиепископ Зальцбурский встретил его на перроне станции и, когда владыка вышел из вагона, поклонился ему до земли. Владыка Анастасий совершил торжественное освящение знамён Зальцбурской Дружины и отряда святого благоверного великого князя Александра Невского. Полотнища знамён были сделаны из немецкого парашютного шелка, полученных семьёй Михеевых в мае 1945 года от солдат Первой дивизии РОА. Вышиты знамёна были инструктором Михаилом Михеевым и его матерью, Агнией Михайловной. Знамя Зальцбурской Дружины было передано Дружине “Киев” в Сан Франциско, где служит знаменем и по сей день.

 

 

Парад софийской дружины русских скаутов во время поднятия национального флага. София.
1924. Фотограф неизвестен. 10,0 х 13,5

 

 

http://geglov2.narod.ru/index.html

 

 Разведчик В. Кривский в 1938 г.