Category: корабли

Category was added automatically. Read all entries about "корабли".

Дрозд

Петиция в поддержку доски А. В. Колчаку



24 января суд в Петербурге признал незаконной установку мемориальной доски Александру Васильевичу Колчаку, ссылаясь на решение от 1999 года, согласно которому адмирал не подлежит реабилитации. Просим всех, кому небезразлично увековечивание памяти одного из вождей Белого движения и всех борцов с коммунистическим режимом, подписать и максимально распространить петицию в поддержку доски.

Подробнее
Дрозд

Священноначалие Русской православной церкви поддерживает увековечивание памяти адмирала А.В. Колчака

Центр "Белое Дело" получил письмо от Синодального отдела Московского Патриархата по взаимодействию с Вооруженными Силами и правоохранительными органами. В письме позитивно оцениваются труды нашей организации по увековечиванию памяти адмирала А.В. Колчака и выражается уверенность в том, что не может и не должен ставиться вопрос о реабилитации человека, в отношении которого не было законного решения о его виновности. Также в письме отмечается целесообразность обжалования решения Смольнинского районного суда г. Санкт-Петербурга о демонтаже мемориальной доски А.В. Колчаку.
Дрозд

Адмирал Колчак, вопрос о единстве России и союзники



На примере политики российского правительства адмирала Александра Васильевича Колчака прослеживается бездоказательность инсинуаций об «антинациональности» Белого движения. Материал д. и. н. Владимира Хандорина.
Дрозд

Сергей Сергеевич Аксаков — мичман русского флота



В селе Верхние Прыски Козельского уезда Калужской губернии 20 апреля 1899 года родился мальчик. Назвали его Сережей в честь отца — члена Калужской губернской земской управы Сергея Николаевича Аксакова. К моменту появления на свет Сережи, у его родителей уже было четверо детей. Старшему Борису — впоследствии мужу известной мемуаристки Татьяны Александровны Аксаковой (урожденной Сиверс), шел тринадцатый год. Три сестренки Ксения, Нина и Вера были моложе. Была еще одна дочь Валентина, но она умерла в младенчестве.

Подробнее
Дрозд

«Вечерний Петербург»: На Смоленском кладбище восстановлен памятник герою «Варяга»

«Вечерний Петербург»: На Смоленском кладбище восстановлен памятник герою «Варяга»

Санкт-Петербург, 25 июля. По инициативе Морского фонда имени Виктора Конецкого на Смоленском кладбище восстановлено надгробие Георгиевского кавалера Сергея Спиридонова.

Как сообщает издание, писатель-маринист Виктор Конецкий, скончавшийся в 2002 году, похоронен на Смоленском православном кладбище.

«Это кладбище на Васильевском острове издавна было местом упокоения моряков - офицеров русского флота. Однако долгие десятилетия исторических бурь лишили большинство могил родственного ухода. Даже на уцелевших надгробиях не на всех из них читаются надписи с именами, званиями, заслугами», - пишет «Вечерка».

Одна из таких могил была обнаружена неподалеку от захоронения самого Виктора Конецкого. Ее приметил петербургский краевед Вячеслав Савицкий, многие годы посвятивший исследованию и описанию исторических захоронений Смоленского. Оказалось: могила, находившаяся на грани исчезновения, принадлежит участнику русско-японской войны, Георгиевскому кавалеру Сергею Спиридонову. За реставрацию надгробия взялся Морской литературно-художественный фонд имени Виктора Конецкого, возглавляемый вдовой писателя Татьяной Акуловой-Конецкой.

«Вчера у восстановленного надгробия была отслужена панихида. Почтить память моряка-воина пришли друзья Виктора Конецкого. Как отметила Татьяна Акулова-Конецкая, событие специально приурочили к кануну главного праздника моряков. В воскресенье, 28 июля, морская столица России празднует День ВМФ. По традиции, это не только дата торжеств, но и день памяти», - напоминает в четверг газета.

«Сергей Сергеевич Спиридонов был большим морским тружеником, - рассказал о человеке, чье имя теперь возвращено истории, Алексей Емелин, сотрудник Российского государственного архива Военно-Морского флота. - В Цусимском сражении он был судовым механиком на «Варяге» и, как и все офицеры корабля, был удостоен ордена Святого Георгия 4-й степени. После затопления «Варяга» его экипаж был перевезен кораблями иностранных флотов. Через Одессу офицеры вернулись в Россию. По окончании Русско-Японской войны механик Спиридонов нес ответственную службу на императорской яхте «Полярная Звезда», ходил с вдовствующей императрицей Марией Федоровной, датчанкой по происхождению, на ее родину в Данию. В Первую мировую отличился на Балтийском флоте, заслужив орден Святой Анны 2-й степени «за особые труды, понесенные по обстоятельствам военного времени», - пишет «Вечерний Петербург».

Будучи в Кронштадте в годы Гражданской войны, офицер царского флота счастливо избежал скоротечной расправы со стороны революционно настроенных матросов. Возможно, сказалось то уважение, с которым относились к инженеру-механику нижние чины.

Затем Сергей Спиридонов перешел на преподавательскую работу. В 1926 году георгиевский кавалер, награжденный орденами и медалями, был уволен со службы «за невозможностью соответствующего использования».

«Скончался он в 1932 году в Ленинграде в возрасте 52 лет. При каких обстоятельствах, установить пока не удалось. Но в целом судьба, достойная почтительной памяти и увлекательного повествования, стала теперь известна, стараниями друзей и почитателей писателя Виктора Конецкого», - сообщает издание.

Дрозд

Новые работы Марка Шуба

Работы Марка Шуба, представленные на книжно-документальной выставке к 90-летию эвакуации русских войск и флота из Приморья.


Бюст контр-адмирала Г. К. Старка


Памяти погибших в Охотско-Камчатском крае 1921-1923 гг.


Последняя эскадра России (об эскадре контр-адмирала Г. К. Старка)
Дрозд

Открытие восстановленной могилы поручика Русской армии адмирала Колчака Владимира Николаевича Тиме

Вчера, 16 октября 2010г., в 13:00 на Ивановском кладбище г. Екатеринбурга состоялось открытие восстановленного надгробия поручика Русской армии адмирала Колчака Владимира Николаевича Тиме.
Могила была восстановлена силами Межрегионального Движения "Белое Дело", ВИК "Горный Щит" и группы частных лиц в г. Екатеринбурге.
Выражаем глубокую благодарность всем, кто принял участие в этом важном деле. Особая признательность нашему другу на Урале Д. Лобанову (г. Пермь).


 
 

Биография поручика Владимира Николаевича Тиме
 
Дорогие друзья! Движение "Белое Дело" нуждается в ваших пожертвованиях, которые будут направлены на увековечение о тех кто посвятил свои жизни борьбе за Россию и Свободу. 
Пожертвования принимаются посредством: 
1) платежной системы Яндекс.Деньги, номер счета: 41001318777892 
2) платежной системы WebMoney, номера кошельков: R127786730898, Z122200530562, E173468896901


Дрозд

Русский флаг над эскадрою спущен



После поражения  Русской армии генерала П.Н.Врангеля в Крыму, и отступления ее в Турцию (Галлиполи), остаткам Русской Императорской эскадры предписано было следовать в Бизерту (Тунис). По одной из версий, французское командование не случайно выбрало африканское побережье для стоянки русских судов – французы боялись «красной заразы», носителем которой считали каждого матроса, а   расположение в Бизерте позволяло изолировать русских.

К 29-му декабря 1920 года суда, покинувшие Константинополь с первым конвоем, были в Бизерте. Из сообщения штаба русского флота:
«Из Константинополя в Бизерту [вышли корабли] с 6388 беженцами, из которых – 1000 офицеров и кадет, 4000 матросов, 13 священников, 90 докторов и фельдшеров и 1000 женщин и детей». Состав прибывших в Бизерту судов был следующим:
33 корабля, включая два линкора «Генерал Алексеев» и «Георгий Победоносец», крейсер «Генерал Корнилов», вспомогательный крейсер «Алмаз», 10 эскадренных миноносцев, четыре подводные лодки и еще 14 кораблей меньшего водоизмещения, а также корпус недостроенного танкера «Баку».

«…Пережившие гибель Державы

Корабли на приколе стоят.

Им уже не вернуться со славой

В Гельсингфорс, Севастополь, Кронштадт!

Отданы якоря становые,

Звоны склянок печально чисты...

Над последней эскадрой России

Голубые трепещут кресты…»

                    Кирилл Ривель.

После длительного карантина, французское командование разрешило желающим покинуть корабли. Гражданские лица, жены и дети офицеров и матросов сошли на берег, принявшись создавать и обустраивать очередную  русскую колонию на чужой и чуждой земле. Судовые же команды остались на кораблях.

            Командующему Русской Императорской эскадры, которым после адмирала Кедрова стал контр-адмирал Беренс, приходилось активно бороться за существование русских беженцев и кораблей. Однако  постепенно французское интендантство стало уменьшать и без того не богатый паек русских военных и гражданских лиц, располагавшихся на африканском побережье. И количество отпускаемых на снабжение сумм. Вследствие того, контр-адмирал Беренс отдал приказ:

 

Приказ
командующего Русской эскадры

Порт Бизерта,
Крейсер «Генерал Корнилов»

№ 690

В следствии сокращения бюджета Французского морского министерства, на иждивении которого находится наша эскадра, морским префектом получено распоряжение из Парижа о сокращении до пределов штатов нашей эскадры.

Неблагоприятно сложившиеся для нас обстоятельства вынуждают меня списать большую часть личного состава, честно и бескорыстно не только заботившегося о сохранении национального достояния, но и своим трудом доведшего материальную часть его до полной исправности.

Отлично сознавая, что только чувство исполненного долга может служить некоторой наградой за произведенную работу, все же прошу списываемых на берег принять мою глубокую благодарность.


Контр-адмирал Беренс

№ 694

Расставаясь с теми, которым выпала доля уйти на берег, я хочу подтвердить им, что эскадра не прощается с ними, что она всегда будет считать их своими. Всем чем может, эскадра всегда поддержит и поможет им.

Затем на основании бывших случаев, дам следующие советы:

1) По приходе в лагерь сразу завести свои строгие порядки, помня, что как бы ни был строг свой, он все же легче, чем более льготный, но введенный из-под чужой палки.
2) При уходе на работы, придется встретиться с недоброжелательством евреев и итальянцев, старающихся бойкотировать русских и ведущих против них агитацию. Боритесь с ними их же оружием, то есть, сплоченностью и солидарностью. Поддерживайте друг друга. Нашедший хорошее место, старайся пристроить своих. Держитесь друг друга, так как в единении сила.
3) Не верьте всяким слухам о возможности массовой отправки в славянские и другие страны. Когда такая возможность представиться, все будут оповещены официально мною или штабом. Пока для поездки туда требуется личная виза.

Контр-адмирал Беренс

 

Списание на берег влекло за собой нехватку жилья. Проблема эта вскоре проявилась со всей остротой. Тогда в плавучее общежитие быстро переоборудовали бывший броненосец «Георгий Победоносец», где поселили семейных моряков. Остальных разместили в лагерях, оборудованных под Бизертой и с самого начала предназначенных для гражданских беженцев.
Остававшиеся на кораблях моряки продолжали нести свою, теперь вдвойне нелегкую, службу. Надо было содержать в порядке вооружение, механизмы, машины. Надлежало проводить учения по боевой подготовке, осуществлять текущий и доковый ремонт.

Между тем, отношение французских властей к эскадре, ее экипажам и командирам ухудшалось. Не довольствуясь сокращением личного состава и упразднением гардемаринских рот, они взялись и за корабли.
Начали французы с малых кораблей. Чтобы восполнить недавние потери своего флота в мировой войне, они еще в июле 1921 года увели из Бизерты самый современный корабль эскадры — транспорт-мастерскую «Кронштадт», дав ему название «Вулкан». Ледокол «Илья Муромец» стал французским минным заградителем «Поллукс». Морское министерство приобрело и недостроенный танкер «Баку».

На 12 единиц пополнился флот министерства торгового мореплавания Франции. Итальянским судовладельцам достались транспорты «Дон» и «Добыча», мальтийским — посыльное судно «Якут».

С признанием Францией правительства большевиков, наступил самый трагический момент в жизни «Бизертских сидельцев» - был спущен Андреевский флаг, который когда-то поднял сам Петр I. Непобедимый и непокоренный флаг, спущенный самими русскими офицерами! Это произошло 29 октября 1924 года…

Вспоминает Анастасия Александровна Ширинская-Манштейн, дочь капитана миноносца «Жаркий»:

 «Я хорошо помню эту церемонию последнего подъема и спуска Андреевского флага, которая прошла на эсминце «Дерзком». Собрались все, кто еще оставался на кораблях эскадры: офицеры, матросы, гардемарины. Были участники Первой мировой войны, были и моряки, пережившие Цусиму. И вот в 17 часов 25 минут прозвучала последняя команда: «На Флаг и Гюйс!» и спустя минуту: «Флаг и Гюйс спустить!»
У многих на глазах были слезы...
Помню взгляд старого боцмана, смотрящего на молодого гардемарина, взгляд непонимающий. Никто не понимал, что происходит. Веришь ли ты, Великий Петр, верите ли вы, Сенявин, Нахимов, Ушаков, что ваш флаг спускают? И французский адмирал переживал все это вместе с нами…

Все матросы и офицеры вынуждены были покинуть корабли. После спуска Андреевского флага это уже не была территория России. И мы становились просто беженцами…

…В начале тридцатых годов корабли все еще стояли в военном порту Сиди-Абдаля. Мой старинный друг Делаборд, назначенный в те годы в Бизерту, был так поражен их призрачными силуэтами, что по сей день он говорит о них, будто они все еще у него перед глазами:
«Я бродил по пустынной набережной Сиди-Абдаля вдоль ряда судов без экипажей, нашедших здесь покой в грустной тишине, – целая армада, застывшая в безмолвии и неподвижности.
Старый броненосец со славным именем «Георгий Победоносец»; другой – «Генерал Корнилов», совсем новый еще линейный корабль водоизмещением 7000 тонн; учебные суда «Свобода», «Алмаз»; пять миноносцев... чуть слышен плеск волн меж серыми бортами да шаги часовых «бахариа» в форме с синими воротничками и в красных шешьях с болтающимися помпонами».
Эти корабли тогда еще хранили свою душу, часть нашей души»
.

Франция начала продавать корабли на металлолом. В 1922 году первыми были «Дон» и «Баку». К концу года подобная участь постигла корабли «Добыча», «Илья Муромец», «Гайдамак», «Голанд», «Китобой», «Всадник», «Якут» и «Джигит». Все они были проданы Францией в Италию, Польшу и Эстонию. Огромный «Кронштадт» был переименован в «Вулкан» и отдан французскому флоту.
Постепенно и другие корабли были проданы на слом: «Георгий Победоносец», «Кагул» («Генерал Корнилов»), «Алмаз», «Звонкий», «Капитан Сакен», «Гневный», «Цериго», «Ксения»…

Бывшие моряки стали разъезжаться в поисках лучшей жизни, ведь пропал тот якорь, которым они были прикованы к африканским берегам…Уезжали в Европу, Америку, даже в Австралию… А когда морякам поступило из Парижа обещание обеспечить туда бесплатный проезд, то многие уехали из тех, кто еще нес службу на кораблях. В 1925 году в Тунисе оставалось только 700 русских, из которых 149 жили в Бизерте.

Так перевернулась страница страдания и, вместе с тем, страница подвига верности традициям и устоям Императорского флота и святости почитания национальных символов. И не смотря на то, что флаг с Андреевским крестом перестал реять над судами, с мачт он спустился прямо в души русских моряков, в души открытые и честные, где хранимый и оберегаемый, в форме любви к Отечеству, он переходил из поколения в поколение.

Русский флаг над эскадрой спускали,

Звуки душ натянувшихся тонки и звонки,

Застят слезы его очертание,

Что распалось в глазах на осколки:

Синий крест с водной гладью слился,

Полотно птицей в небо взмыло.

Лучше б миг этот сном снился…

А душа, осознав все, заныла…

…Будто призраки бывшей славы,

В дымке утренней – эфемерны,

Корабли старой русской эскадры –

Переломанные химеры.

Почернели, прогнили остовы,

Их забвенья окутал саван.

Погребальным  прощальным стоном

Их оплачут лишь крики чаек.

                                 Ж.Е.И.