?

Log in

No account? Create an account

Предыдущий пост | Следующий пост


Темой моего доклада является один из эпизодов служебно-боевой деятельности будущего командира Русского Корпуса генерального штаба генерала Бориса Александровича Штейфона. Случайным свидетелем этого эпизода мне пришлось быть, участвуя со своей частью в его красочной операции по овладению городом Черниговым, а затем по обороне тет-де-пона на правом берегу Десны, прикрывавшего этот город.
Утром 18-го августа 1919-го года части Сводной Гвардейской пехотной бригады и батареи Гвардейской артиллерии форсировали мосты через Днепр и вошли в древний город Киев, завершив этим успехом многодневный кровопролитный бой в районе Дарницкого леса. В этом бою, между прочими гвардейскими офицерами, получил одно из своих многочисленных ранений и будущий основатель нашего Корпуса полковник Скородумов во время конной атаки во главе команды полковых разведчиков на пулемет красных.
Гвардия в это время входила в состав боевой группы ген. шт. генерала-лейтенанта Бредова, старшего брата нашего корпусника ген. шт. генерал-майора Федора Эмильевича Бредова. Эта группа продолжала еще носить устаревшее уже название «Полтавского Отряда».
После полудня, по распоряжению генерала Бредова, были введены в город и другие части его отряда и, после очищения города от одновременно с нами проникших в него с запада петлюровцев, преступлено к организации обороны прилегающего к городу плацдарма на западном берегу Днепра.
Если вспомнить, что в это время добровольческие части, выполняя приказ ген. Деникина, развивали наступление на Москву в общем направлении вдоль Московско-Курской жел. дороги, то будет ясно, что прочное удержание в наших руках Киевского узла имело не только политическое. значение. Генерал Штейфон в своем печатном труде «Кризис добровольчества», изданном им в 1928 году в Белграде, говорит об этом так: «С точки зрения войск Курского направления, Киевский фронт расценивался как второстепенный. Это было, конечно, обывательское мнение, ибо успех московской операции находился в непосредственной зависимости от того, насколько прочно обеспечены фланги армии. Поэтому стратегическое значение Киевского фронта было велико».
Тактическая же обстановка в том виде, в каком она создалась здесь, была далеко не благоприятна для нас.
Большая часть войск ген. Бредова занимала пра¬вый берег Днепра, примерно по линии реки Ирпень. На левом же берегу, со стороны Чернигова, Киев прикрывался слабой Козелецкой группой, оборонявшей участок Остер-Козелец. В общем радиус обороны не превышал 20-25 верст, что для такого крупного центра как Киев являлось недостаточным. Особенно угрожающим обороне города был северный участок, так как, в случае нашей неустойки здесь, большевики быстро выходили бы в тыл Киевской группы.
Наконец, третьим оборонительным участком у ген. Бредова являлся Нежинский. Его выгодное для перехода к дальнейшим наступательным действиям географическое положение парализовалось, однако, болотами, препятствующими выдвижению по кратчайшему пути в тыл Козелецкой группы. Кроме того в болотистых лесах Нежинского района имелись сильные банды Крапивянского. Бывший офицер, этот партизан одинаково враждебно относился и к белым и красным. Его шайка пополнялась местными уроженцами, знавшими каждую тропу среди болот, и доставляла не мало неприятностей нашим частям.
Что касается соотношения сил, то красные, по оценке ген. Штейфона, всюду имели двойное или тройное превосходство.
Однако терпеть постоянную угрозу тылу Киевской группы было невозможно и генерал Бредов предпринимал попытки как лобового удара вдоль шоссе Киев-Чернигов, так и локального наступления из района Нежина. Но результата они не дали. Нужна была операция большего масштаба, имеющая целью очистить от противника весь район, лежащий между рекой Десной и железнодорожной линией Киев-Бахмач-Ворожба и ограниченный с востока нижним течением реки Сейм, и захватить в свои руки переправу через Десну у Чернигова.
Чтобы дать представление о величине этого плац¬дарма, достаточно указать следующие расстояния: Киев-Чернигов-125 верст, от устья Двины до устья Сейма по воздушной линии- 175 верст и от ст. Круты до ж.д. станции Чернигов, по прямой линии, 75 верст.
В сентябре месяце для усиления боевой группы ген. Бредова с центрального направления нашего наступления прибыли Белозерский и Олонецкий пехотные полки с двумя легкими и одной гаубичной батареями. Первым из них командовал ген. шт. полковник Штейфон и ему, как старшему командиру, во время переброски был подчинен и Олонецкий полк, находившийся еще в стадии своего формирования.
Полковник Штейфон явился к генералу Бредову в гор. Нежине и здесь был выработан план операции по овладению городом Черниговым. Решено было наступлением вдоль узкоколейной жел. дороги Кру-ты-Чернигов сбить противника на Нежинском направлении, выйти в тыл Козелецкой группе и отрезать ее от переправы через Десну у Чернигова. Осуществление этого смелого по замыслу плана—зайти глубоко в тыл (на 50 верст), разбив предварительно четверократно превосходящие силы противника перед фронтом наступления—было возложено на Белозерский полк, а для удержания переправы через Сейм, правый берег которого не контролировался нашими войсками, был назначен более слабый по своему составу Олонецкий полк.
Полк. Штейфон более всего опасался за левый фланг своего полка, ударом в который сильные красные части могли отбросить белозерцев на восток и прижать к непроходимому вброд Сейму. Для парирования этой возможности было приказано находившемуся на Нежинском участке 2-му конному ген. Дроздовского полку прикрывать левый фланг операции. Кроме того в состав ударной группы были включены два дивизиона Сводно-гвардейской артиллерийской бригады, а именно: две батареи дивизиона Л.гв. 2-ой артиллерийской бригады, одна батарея и конно-пулеметная команда прикрытия дивизиона Л. гв. 1-ой артиллерийской бригады. Другая батарея этого дивизиона действовала в другом районе. Из числа же прибывших в район Бахмач-Круты с полк. Штейфоном батарей в наступлении на Чернигов приняла участие, если не ошибаюсь, только гаубичная батарея, носившая название, кажется, «7-ая Дроздовская», под командой полк. Абамеликова.
23 сентября началось наступление. Переброшенный в Нежин 1-ый батальон белозерцев с гвардейскими батареями стремительным наступлением в направлении на крупную деревню Веркеевку, выбил пробку, закрывавшую выход из болотистого Нежинского района на север. Этим он дал возможность выйти на полевой простор 2-му конному полку, который не замедлил этим воспользоваться и лихой атакой в конном строю, при закате солнца, овладел деревней Жуки, к северу от Веркеевки. Я имел возможность наблюдать эту картинную атаку, достойную кисти лучших баталистов.
Одновременно третий батальон успешно развил наступление восточнее ж. дороги Круты-Чернигов. 2-ой батальон полк. Штейфон держал у себя в резерве, совершенно правильно опасаясь того, что при таком широком фронте наступления с такими незначительными силами в тылу могут остаться неприятельские части.
Красные, видимо, не ожидали нашего удара, а потому в первый день не оказали сильного сопротивления. Но на второй день они опомнились и, усилив себя резервами, сами перешли в наступление. 3-ий батальон был сбит и потеряно 2 орудия (Насколько мне удалось установить расспросами участников операции теперь,—это были гаубицы).
«Подобная неудача», говорит ген. Штейфон в своих воспоминаниях, «не предвещала ничего хорошего. Расходовать свой последний резерв, когда главные трудности ожидались впереди, было невозможно: операция только начиналась».
Но сбитый 3-ий батальон перешел в энергичную контр-атаку и своими силами восстановил положение.
Теперь уже был выяснен и состав сил красных, и ген. Бредов доносил об этом Командующему войсками Киевской области так: «Установлено, что против участка полковника Штейфона действуют 532, 533, 534 и 539 полки, занимающие сильно укрепленную позицию».
В последующие дни белозерцы и 2-ой конный полк, преодолевая уже упорное сопротивление красных, все более углублялись в тыл противника. Справедливость требует отметить наличие постоянного руководства со стороны полковника Штейфона этим движением разобщенных десятками километров колонн, благодаря чему оба батальона, 1-ый и 3-ий, одновременно подошли к Десне перед Черниговым, утром 28 сентября.
С этого момента и наступают те главные трудности, которые предвидел полк. Штейфон. События развиваются так: белозерцы уже приблизились к переправе, которая состоит из прямой дамбы длиной около двух верст и за нею моста через реку; 1-ый батальон ведет крайне тяжелый бой с отходящими красными частями, прижимая их к реке западнее шоссе, а 3-ий готовится к штурму переправы; второй конный полк направлен к деревне Яновке, что в 10-ти верстах к югу от Чернигова, чтобы прикрыть со стороны Козелецкой группы штурм города.
В это время полковник Штейфон получает сообщение о появлении у себя в тылу красной пластунской бригады с кавалерийским полком и батареей. Момент, конечно, критический. Впоследствии ген. Штейфон в своих воспоминаниях называет его «жутким». Но мы, непосредственные участники предстоящего штурма, еще не знали всей серьезности обста¬новки в своем тылу.
Полковник Штейфон отдает приказание 3-му батальону немедленно штурмовать город, а мудро сохраненный свой резервный 2-ой батальон со всеми полковыми командами направляет против тыловой опасности. Им удалось сбить противника к югу, он к переправе не вышел.
В это время командир 3-го батальона полковник Гауе, энергично поддержанный артиллерией и пулеметами, открывшими огонь по защитникам переправы и прилегающей к мосту окраине города, во главе своих 9-ой и 10-ой рот, выстроенных в колонну, ринулся в атаку по обрамленной высокими деревьями дамбе.
Противник не выдержал этого порыва и бежал за мост. На его плечах атакующие ворвались на окраину города, а за ними вошли, или вернее, вбежали и остальные роты обоих батальонов и въехали артиллерийские части.
В роще, западнее дамбы, прижатая к реке, упорно продолжала отстреливаться наиболее активно оборонявшаяся группа красных со своими комиссарами во главе. Для ликвидации ее была оставлена, кажется, одна рота 1-го батальона, вскоре воссоединившаяся снова с ним.
Оказалось, что непосредственную переправу оборонял интернациональный батальон, почти целиком уничтоженный.
Отряд сосредоточился на городской площади, но сам полк. Штейфон продолжал оставаться на восточном берегу реки: опасность там еще не миновала. 2-ой конный полк был потеснен десятерным превосходством следовавшей от Козельца 60-ой советской дивизии, и отошел в леса к востоку от шоссе, открыв таким образом путь на только что занятый двумя батальонами город. Узнав об этом, полк. Штейфон приказывает 3-му батальону выдвинуться на окраины города и занять полукольцевую позицию, вернее сказать, выставить сторожевое охранение, а 1-му батальону со 2-ой батареей Дивизиона Л. гв. 1-ой артиллерийской бригады и его конно-пулеметной командой повернуться кругом и занять позицию на левом берегу реки, прикрыв таким образом переправу с тыла.
Пройдя место недавнего боя, батальон занял пози¬цию, оседлав шоссе и загнув назад свои фланги примерно на высоте жел. дор. станции Чернигов.
Спускались уже сумерки.
Орудия батареи размещены на больших интервалах в кустарнике на протяжении всей позиции. При них пулеметы конно-пулеметной команды.
Соприкосновения с противником не установлено. Обстановка неизвестна. Получено лишь сообщение о переходе штаба полка в город.
Люди крайне утомлены дневным боем и голодны. Раздается вместо ужина обед, который не успели съесть раньше.
Всю ночь начеку. На рассвете были слышны несколько одиночных выстрелов. Это отдельные красноармейцы вышли на наши передовые посты и после обстрела скрылись.
Где же красная дивизия? Мы не знаем.
Но чувствуется, что у противника растерянность. Вот, по шоссе несется повозка с тремя седоками и налетает на наших солдат-артиллеристов. Оказывается это врач и две сестры милосердия красного перевязочного отряда. Напуганы бесконечно. Получить от них сведения о строевых частях не удается. Они сами не знают. Твердят только «разбиты».
Уже совсем рассвело. Я получаю разрешение командира дивизиона и отправляюсь верхом, в сопровождении ординарца, на юг по шоссе. Голое пустое поле. Но вот миновали небольшую складку местности и перед нами открылась такая картина: на шоссе, верстах в двух к югу, стоят два или три бронеавтомобиля и около них группа людей, а восточнее шоссе, по направлению к лесу, движутся серые массы пехоты и пушки.
Чьи машины? Рассмотреть опознавательные знаки в бинокль не удается: еще слишком далеко. Осторожно продвигаюсь по обочине дальше и, наконец, вижу на передней машине небольшой национальный флаг. Перехожу на широкую рысь, и вскоре у машин. Оказывается—это Якутский полк с бронеавтомобилями, который следовал по пятам за отходящей от Козельца советской дивизией.
Обнаружив наш заслон перед Черниговым и имея за спиною доблестных якутцев, красные увидели себя между двух огней и подверглись панике.
Часть людей разбежалась, многие бросились на запад к Десне, а оставшаяся масса свернула на восток, к лесам.
В этот момент, когда я получил эти сведения от командира Якутского полка, мы увидели как навстречу этим толпам с опушки леса выдвинулись конные лавы... Сверкнули на солнце шашки, мелькнули поднятые вверх руки и все было кончено.
«Победа была полной», говорит генерал Штейфон в своей книге «Кризис добровольчества»: «Захвачено несколько тысяч пленных, масса пулеметов. Только в районе Яновки было захвачено 16 орудий. Богатейшая добыча не поддавалась предварительному учету. Между прочим, были отбиты и потерянные 24 сентября два орудия».
Якутский полк не вошел в город: распоряжением генерала Бредова был возвращен в Киевский район.
Оборона Чернигова была возложена на отряд полк. Штейфона, который явился высшей военной и гражданской властью города и вновь освобожденного края...
Противник несколько раз пытался снова овладеть городом, вводя в бой крупные силы, но гарнизон Чернигова, благодаря способности его начальника быстро принимать смелые решения и настойчиво их осуществлять и благодаря искусству маневрирования, каждый раз с честью выходил из критического положения.
Город был оставлен только в связи с общим отходом Вооруженных Сил Юга России.
Но описание этой полуторамесячной обороны, с рядом тяжелых и одновременно часто красочных боев, не входит в рамки настоящего доклада.
 

Комментарии

( 3 комментария — Оставить комментарий )
(Удалённый комментарий)
betling
31 окт, 2008 11:47 (UTC)
Полковник Б.Н. ШАТИЛОВ
novograd
31 окт, 2008 21:33 (UTC)
Очень интересный материал.Спасибо за публикацию.
realizator71
2 ноя, 2008 08:10 (UTC)
Если бы всё решали такие люди ... То и революции наверное, не было бы.
( 3 комментария — Оставить комментарий )

Календарь

Апрель 2017
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30      

Метки

На странице

Разработано LiveJournal.com